Ник Перумов: «За державу обидно!» - КУЛЬТУРА - Петербургский Почтовой - The Sankt-Petersburg Post

Бытовой онлайн журнал Петербургский почтовой
|
КУЛЬТУРА
Ник Перумов: «За державу обидно!» 5.0 Оценить материал?
10.04.12
Ник Перумов: «За державу обидно!»
  5.0/2     0      1421



9 апреля в стенах литературного кафе книжного магазина «Буквоед на Восстания» прошла творческая встреча с некогда ленинградским, а ныне американским  писателем-фантастом Ником Перумовым. Помимо орков и эльфов, слетевшихся со всего Петербурга, на встречу с автором пришло довольно-таки большое количество самых обычных петербуржцев, почитателей творчества Николая Даниловича (мирское имя Перумова, - прим. автора), и просто неравнодушных к персоне автора людей. 

К одному из достоинств прошедшей творческой встречи с Перумовым стоит отнести то, что на этот раз встреча не была приурочена к выходу какого-нибудь очередного нового творения автора, а проходила, так сказать, в штатном режиме вполне заурядной встречи с читателями. Как подчеркнул автор в самом начале встречи, в этот раз он не является неким коммивояжером из-за океана, «втюхивающим» собравшимся свой новый товар. Поэтому и тема встречи не была определена до самого последнего момента: возможность задать тон разговору Перумов предложил непосредственно самим участникам, что так же явилось дополнительным плюсом самой встречи.

Затронув во вступительном слове свой крайний, совместный с автором Верой Камшой, труд – «Млава Красная», Ник посетовал, что в отзывах на новый роман прочитал не мало упреков в свой адрес, что, дескать, книга написана «сложно, трудно, каким-то заковыристым языком, через который нужно с трудом пробиваться». И в качестве карт-бланша взялся развеять это предубеждение, пояснив, что, в отличие от привычной для его читателей фэнтезийной прозы, роман «Млава Красная» является прозой военной, близкой по тематики к «симоновской», в которой нет всем привычных эльфийских стран и драконов. Это, по мнению автора, возможно, могло оттолкнуть или, по крайней мере, насторожить постоянных читателей, рассчитывавших на более привычное чтение и более гладкое восприятие романа.

Роман «Млава Красная», по словам Перумова, являет собой результат споров и раздумий авторов: некая литературная дуэль между имперским и национальным путем государства Российского, на фоне которой развертывается судьба российских солдат, офицеров, великосветских персон и дипломатов. Отчасти новый роман является анализом и попыткой примирения двух исторических точек зрения, - автор выразил искреннее убеждение, что нам ни в коем случае нельзя повторять ошибок прошлого и вновь ударяться в полемику из разряда – «кто прав, а кто виноват». «Давно ушла в прошлое Российская Империя, ушли в прошлое ее герои, - говорит автор, - но на уровне подкорки головного мозга людей советского периода прочно бытует стереотип, что Россия была тюрьмой народов, а Крымская война была позорно проиграна гнилым самодержавием. Тем не менее, очень многие мифы, - считает Перумов, - более чем живучи, но опровергать их, безусловно, надо. Все это вместе, все то чувство, которое можно выразить словами: «За державу обидно!» - сконцентрировалось у меня и у Веры, и родилась «Млава», а за ней последует завершающая книга дилогии – «Черная метель».


После вступительного слова встреча приняла формат ответов на вопросы слушателей. В качестве дополнительного вопроса к вступлению автора, из зала был задан вопрос об уместности использования реальной исторической основы в произведениях жанра фэнтези (в котором, по сути, написана «Млава Красная»), в условиях, когда многие люди в России не знают своей настоящей истории. «Я, наверное, принадлежу к последнему поколению, которое получило классическое советское образование – и школа и институт. И, конечно, при всех его издержках, при всей идеологизированности, фундамент закладывался солидный, главным образом – идеологически солидный. Но не так уж трудно, взглянув на источники, понять, что было навеяно именно идеологией, и, в общем, это отфильтровать. Нам нужна, - убежден Ник Перумов, - популярная история, популярное изложение многих исторических событий. В советское время это делал, в своей очень своеобразной форме, Валентин Пикуль. Его ругали во всех журналах, его бранили за потворство невзыскательному читателю, но, тем не менее, Пикуль писал так, что пробуждал гордость за свою страну, за свою историю. То, что его произведения переиздаются и до сих пор произведения востребованы, говорит о том, что такие вещи нужны. Я, например, - продолжает Перумов, - не чувствую в себе силы писать добротный, основательный исторический роман. Все-таки есть люди, которым доставляет наслаждение выстраивать все источники в ряд, и выводить очень четко, и писать с минимальными отступлениями от исторической правды. У меня немного другой интерес, я делаю то, что мне интересно, а не потому что я зарабатываю этим деньги, главное – это интерес. Хотя, если появится новый Пикуль, я буду только крайне приветствовать это появление. Нам это очень нужно. Хватит уже поливать себя грязью – плакать и  каяться».
 
Что же касается мнения автора по вопросу: «В каком государстве хотелось бы жить и растить детей лично ему, имперском или национальном?», Перумов сказал: «Я сам типичный продукт империи, мой род, изначально армянский род, после присоединения Армении к Российской Империи стал верно служить России. Были в роду и генералы, и полковники. В основном это была военная служба. Здесь важно понимать, за счет чего строится эта империя, если империя строится за счет того, что, как сказано в «Мулаве» - одна из любимых моих цитат: «Не утеснениями слабых жива, но жертвенностью сильных, сиречь народа русского», - то не этот путь, при всей своей привлекательности разговоров о Великой миссии русского народа, о его  всемирной отзывчивости, о том, что русский человек готов снять последнюю рубашку… Знаете, рубашки – они ведь не бесконечны, и, когда наступает русская зима, русскому человеку нужен теплый уютный дом, амбар, где насыпано зерно, хлев, где есть корова. А если этого нет, и рубашки кончаются, то и соседу помочь-то нечем. Вот поэтому я лично предпочел бы сейчас государство национальное, где никто никому не измеряет черепа, где никто никого не угнетает за то, что тот другой. Но выполняется определенный традиционный нравственный закон, по которому мы жили, по которому мы живем, который, в общем, наши гости должны, как мне кажется, тоже соблюдать.  Это очень важно. Я, живя в Северной Каролине, соблюдаю законы того штата, где я очутился. То есть, я все-таки считаю, что сейчас нам надо построить себе такой дом, с амбаром, чтобы в нем была мука, чтобы хватило до весны, чтобы не пришлось, по весне, есть лебеду да крапиву».


Из зала также прозвучал несколько провокационный вопрос о параллелях, усмотренных многими читателями, между представителями литературного сообщества из мира «Мулавы Красной», выставленных в сатирическом свете, и некоторыми отечественными литераторами, правильно или неправильно узнанными в героях романа. Судя по иронической реакции Ника Перумова, сатира на вполне реальных представителей литературной богемы, закравшаяся в страницах нового романа, дошла до адресата, тем самым, по всей видимости, успешно выполнив свое предназначение. Разрядив остроту вопроса байкой про «черную собаку» из «Сталкера» Андрея Тарковского, Перумов подтвердил, что литературное общество «Мулавы» действительно во многом является сатирическим и пародийным, естественно, с усиленными негативными чертами отдельных хорошо известных медийных личностей: «Я думаю, все узнали одного замечательного стихотворца, ныне он широко известный, вещающий с экранов, при этом он неустанно борется с «кровавым режимом», обличает его в немыслимых преступлениях. При этом выглядит так, как будто он только что встал из-за столика кафе «Пушкинъ» в Москве (кто бывал в этом кафе – знает, сколько там чего стоит. Ваш покорный слуга может там позволить себе «оттянуться» только если меня приглашает мой издатель).  Мне кажется: это немного смешно, скажем так. Или режим кровавый – и он «сатрапствует», загоняя всех за Можай и на Соловки, или все-таки у вас есть свобода слова и  вы этот «кровавый режим» ругаете. Сатирой мы хотели показать людей, которые не ценят то, что у них есть.  Цените то, что есть, и работайте над тем, чтобы стало лучше, каждый день – каждый час там, где вы есть. Другого пути, как увеличить количества добра в мире, я, честно говоря, не вижу. Мы пережили семнадцатый год – и Россия рухнула, понеся колоссальные жертвы. Мы пережили девяносто первый год, и это тоже были колоссальный потери. Может быть, мы не будем наступать в третий раз на те же грабли? Хотя, естественно, очень много есть вещей, которые я бы изменил, не сходя с этого места, будь у меня такая возможность».

Одной из интересных и близких для автора тем, затронутых участниками встречи, была тема «Интернет-пиратства». Ник выразил свою озабоченность тем, что существующее положение дел на рынке российского книгоиздательства и ситуацию с «Интернет-пиратством» можно было бы объединить под лозунгом отечественного потребителя: «ты, писатель, - жлоб, ты должен жить под мостом и голодать, писать только по велению души, и ни в коем случае не получать ни копейки за свой труд, а все написанное немедленно выкладывать в сеть». По словам Ника Перумова, сложившаяся ситуация лишает автора права распоряжаться своим трудом: «если кто-то хочет выложить книгу в Интернет – Бога ради, я сам выкладываю книги в Интернет. У меня выложена полностью и «Дочь некроманта», и «Вернуть посох», и «Я, Всеслав». Я их все выкладывал на свой сайт, они там так и лежат, и будут лежать». 

В противном же случае, - по словам Перумова, - издатели не видят смысла печатать авторов, произведения которых моментально разлетаются по сети, несмотря на то, что сами произведения очень популярны, и читатели настойчиво требуют продолжения. Что касается заграничной практики борьбы с Интернет-пиратством, автор привел немецкий пример, когда «наплевав на свободу слова, на положение, что «Information must be free», взяли большой германский рыцарский топор, и обрубили доступ ко всем сайтам, где, как они считают, «пиратский» контент. Из Германии нельзя выйти на официальный сайт Бориса Борисовича Гребенщикова, и скачать им же легально выложенный альбом группы «Аквариум». Нельзя и все! Вот это вот - окончательное германское решение «пиратского вопроса». Резюмировав, Перумов выразил огромную признательность всем читателям, кто покупает электронные книги, а не скачивает их бесплатно с «пиратских сайтов».

Стоит, конечно же, сказать, что это лишь небольшая часть вопросов, задававшихся слушателями на встрече с Ником Перумовым, однако формат нашего издания не позволяет опубликовать ответы на них в полном объеме. Не попавшим на встречу с автором остается только ждать очередной встречи, и надеяться, что книжный магазин «Буквоед» непременно предоставит почитателям таланта Ника Перумова такую возможность. Со своей же стороны, мне бы хотелось сказать, что до встречи с Перумовым, я не являлся ни большим поклонником его творчества, ни поклонником жанра фэнтези в целом. Но после встречи с этим удивительным человеком, я вышел из зала с полной решимостью прочитать его крайний роман - «Млава Красная», и непременно купить этот роман в бумажной версии или аудио-формате, а не скачать с «пиратского сайта».


Фото: Spbpost

Теги:


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:
Для того, чтобы добавить свой комментарий, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь

ЕЩЕ ИЗ НОМЕРА ОТ 7 Августа









Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Зарегистрироваться?

ПЕТЕРБУРГСКИЙ ПОЧТОВОЙ | Хостинг от uCoz

РУБРИКИ: Обзоры | Мнения | Сюжеты | Культура | События | Кинопремьеры Петербурга | Чтение | Спорт | Стиль

МЫ В СОЦСЕТЯХ: Twitter | ВКонтакте | Живой Журнал

РЕДАКЦИЯ: Написать в редакцию | Выслать пресс-релиз

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции
P.S. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов статей, опубликованных на сайте